Ы наверняка не раз встречали на улице этих странных персонажей


с. 1
ГОТЫ — ЛЮДИ В ЧЕРНОМ

Малые народцы XXI века
       

     
       Вы наверняка не раз встречали на улице этих странных персонажей. Молодой человек с огромным бутафорским мечом в рюкзаке, девушка в черном плаще до пят и кричащем гриме, подростки с рюкзачками в виде героев японской мультипликации, молодые люди, общающиеся между собой на кричаще «неправильном» русском языке, неформалы с разноцветными ирокезами на голове. Готы, панки, любители аниме, фанаты, «подонки», «жертвы корпораций», толкиенисты, блоггеры… Члены новых российских сообществ, столь же неизвестных, загадочных и интригующих среднестатического гражданина, как папуасы Новой Гвинеи — Миклухо-Маклая или очередная редкая, занесенная в Красную книгу тварь — Николая Дроздова.
       Они живут своей закрытой формацией, презирая каноны «нормального» общества. У них все свое, эксклюзивное — идеология, атрибутика, цели и средства существования. Стадное чувство для них — не ругательное понятие, а способ найти себя в этом мире. Они принимают в свои ряды близких по духу людей, знакомятся, влюбляются, творят в рамках своей эксклюзивной субкультуры. Они редко допускают в свой мир посторонних, но мы решили попробовать.
       
       С этого дня на страницах «Новой» мы открываем рубрику: «Малые народцы XXI века» — о социальных, музыкальных, тематических сообществах людей, которые нашли друг друга.
       Получив первое редакционное задание по исследованию новых русских народностей, корреспондент «Новой» Наталья Малахова отправилась знакомиться с готами.
       
       Характерные признаки
       Мрачные, депрессивные люди в черном. Любят мистику, кладбища и угнетающую тяжелую музыку. Читают страшные романы и часто думают о загробном мире. Романтизируют смерть. Хотят быть похожими на утопленниц, вурдалаков и прочую «нежить» нарочито белыми лицами, черными кругами вокруг глаз и линзами с глазами-точками. Отдельные виды тяготеют к вампирской эстетике. Удлиняют себе клыки или передние зубы. Особо впечатлительные всерьез считают себя вампирами и верят в свое сверхъестественное происхождение.
       
       Среда обитания и повадки
       Ночью (по слухам) — кладбища и прочие культовые места, днем — окрестности Чистопрудного бульвара. По дороге в редакцию, что как раз на Чистых, мы наблюдаем их день изо дня. Темные группки кучкуются у выхода из метро и на лавочках бульвара. Лет 15—20 на вид. В тон одежде черные глаза. Пятнами красные губы на белых лицах. Амулеты, кольца, цепи и кресты. Длинные плащи, рваные колготки, цилиндры. В руках — пиво, в подслушанных разговорах — приглашения провести вечер на кладбище и жалобы на непонимание.
       Познакомиться непросто, но я пытаюсь. Вспомнив о мимикрии, надеваю темное, на шею — готический кулон. Хожу вокруг прудов, рассматриваю представителей контркультуры. Их мало, смотрят исподлобья, подойдешь поближе — демонстративно отходят в сторону. Через полчаса меня забирают в милицию проверять документы — оказывается, внешность «под гота» уже повод для задержания.
       Остается интернет, где нет блюстителей порядка, зато готских сайтов — сотни. Но в гот-чатах за своим порядком следят сами неформалы: «Мы мизантропы, никому не помогаем». И админ ставит запрет на моем имени. Дорога на кладбищенские гуляния и вовсе для избранных.
       За любовь к смерти их боятся и обижают. Приписывают танатофилию — восприятие смерти как фетиша, сомнофилию — любовь к сексуальным играм, в которых партнер притворяется трупом, и прочие не менее мрачные фобии. Рассказывают, что истинной готессой можно стать, лишь лишившись девственности на могиле. Сторонники таких крайних мер есть, но не все новоявленные готы действительно хотят побыстрее оказаться в земле. Большинство ограничивается ролью наблюдателя. Ходят на кладбище не выбирать себе место, а любоваться старинной загробной архитектурой.
       Готов иногда путают с сатанистами за мрачный образ и любовь к потустороннему. Часто ошибочно. Гот может быть христианином, мусульманином или буддистом. Встречаются и атеисты, и те, кто верит в себя. Некоторые просто гадают на картах и вызывают духов по ночам.
       
       Борьба за выживание
       Готов часто подозревают в ее намеренном отсутствии. Они действительно идеализируют смерть, но при этом… тоже любят жить, только с надрывом. Суть их идеологии — смакование боли и страданий, так что смерть надо еще выстрадать. Позитив в общем понимании ничего не значит для настоящего гота. Наоборот, ему приятно упиваться своим несчастьем, реальным или надуманным. Проблемы в жизни помогли создать свою философию, в которой счастливые представляются ограниченными, а несчастные — свободными. Обратное понимание вещей — способ выразить себя и найти свое место в жестоком мире. В этом понимании уныние — не христианский грех, а естественное состояние.
       Читаю готские форумы в интернете: «Нужно ли верить», «Самые печальные мысли», «Легко ли быть готом», «Когда вы осознали, что такое смерть», «Чего вы боитесь»… А вот и тема «Почему становятся готами».
       «Всю жизнь меня мучила гиперчувствительность, посещали мысли, о которых я не могла никому рассказать, боясь столкнуться с непониманием. Однажды стало так грустно, что захотелось умереть. Стала много читать, собирая информацию о похожих на меня людях, и поняла: готика — моя философия, это и есть я. Уже не чувствую себя слабой, как раньше. Я знаю, я сильнее многих».
       В этой среде много изгоев: «Бывают люди — никто, люди, которых на самом деле нет». Девушке, которой это пишет, всего двадцать. А она говорит про себя: «ластиком стерли», еще когда сверстники начали ходить на свидания, собираться компаниями, ездить в Крым. От обиды решила «не устраивать людей и внешне» и спрашивает форумцев: как бы изуродовать себя — пирсингом, бритыми висками?
       Молодому человеку — двадцать два. Отца никогда не было. В двенадцать умерла мать, потом дядя, потом дедушка. «Потом умер для меня мир, а вернее, все его краски превратились в серое и черное…». «Похоронил троих друзей», — пишет другой человек. «Попал в серьезную аварию» — еще одна причина.
       Впрочем, есть и другие. Некоторые считают, что готичность заложена на уровне инстинктов и генов. Многим просто нравится депрессивная тяжелая музыка, не только современная, но и органная. А кому-то приятно быть похожим на средневекового персонажа.
       Моя случайная знакомая, нелюдимая и странная готесса Fatal, не верит в стереотипы: «В готику идут творческие, одинокие, замкнутые, депрессивные… жизнерадостные. В ней есть самые разные люди. И ошибочно думать, что только мрачные и не понятые обществом. А сейчас вообще мода на готику. И в нее стремятся попасть все кому не лень. Но все-таки чаще всего человека в готику толкает смерть».
       
       Способы добывания духовной пищи
       «Хоть мы и мизантропы, зато чувство прекрасного у нас обострено», — говорит 35-летняя готка Анна. Прекрасное они чувствуют по-своему: пишут стихи, рисуют картины, создают группы и свою особую культуру. Культурный аспект немаловажен. Ведь все готическое движение — не в последнюю очередь порождение культуры.
       Все начиналось с музыки. В конце 70-х на смену панку пришел постпанк. «Темные панки» ввели моду на андрогинность среди мужчин. Они сделали пирсинг эстетикой, а грим и маникюр — неотъемлемой частью внешнего вида. Они создали образ, который позже окрестили готическим.
       В 1979-м вышел сингл группы Bauhaus «Смерть Бэлы Лугоши». В песне говорилось о венгерском актере, прославившемся в роли графа Дракулы в 1931 году. Многие готы услышали песню в фильме «Голод» с Дэвидом Боуи и Катрин Денев. Герои картины, современные вампиры, пьют кровь, надрезая горло жертвы ножиком в форме Анка — египетского символа вечной жизни. С тех пор Анк стал главным фетишем готов, а припев песни — их девизом: Goths Undead (готы не мертвы).
       После выхода сингла одна за другой стали появляться готические группы — The Shroud, Rosetta Stone, London After Midnight. Новая формация людей со своим мировоззрением и четкими представлениями о субкультуре проявила интерес к особым видами искусства: готическим романам, архитектуре, мрачному арту. Любимцами неформалов стали Эн Райс — автор вампирских новелл, Эдгар По и Лавкрафт.
       Есть у готов и «свое» кино. Из классики — немые фильмы ужасов начала XX века: «Носферату», «Кабинет доктора Калигари». Из позднего — «Жучиный сок», «Эдвард руки-ножницы». Любимые актеры — Бела Лугоши, Питер Кашинг, Борис Карлов, Кристофер Ли, Кристина Риччи, Джонни Депп и Брэндон Ли. Есть и культовый мультфильм: «Ночной кошмар перед Рождеством» Тима Бартона.
       
       Классификация видов
       Внешний вид для готов — фетиш и символ принадлежности к «своим». Но просто одеться во все черное недостаточно. У разных деталей гардероба — своя философия и смысловая нагрузка.
       Есть, например, готы «антикварные». У дам — прически-корабли на голове, ноги путаются в пышных юбках. На оголенной шее и кистях никаких шипов, только серебро и камни. Простоволосые мужчины — в камзолах, белых рубашках с жабо, плащах и остроносых туфлях. Неслучайно таких еще называют романтик-готы.
       У «андрогинных» готов тоже своя романтика. На лице — грим. На теле — юбка, на руках — рваные колготки. Вот и думайте, кто это — гот или готесса. Кибергот — существо с торчащими проводами, железными вставками и в обтягивающем комбезе из латекса или винила. «Киберы» близки по внешнему виду фетиш-готам. «Фетиши» тоже во всем обтягивающем и даже кислотном. Есть еще, не поверите, «готы — рабы корпораций» — работники крупных компаний. Бедолаги вынуждены одеваться прилично — в черные костюмы и старомодные рубашки. И все-таки самый неординарный гот — фрик. Пирсинг на всех частях тела, начесы на волосах кислотного цвета. Огромные бутсы на высокой платформе тянут ноги к земле, а макияж напоминает маску индейца.
       Одеться готу в Москве — большая проблема. Средневековые платья и камзолы на рынке не купишь, а в одних рваных колготках на улицу не выйдешь. Интернет пестрит вопросами: «Где же одеться готу?». И ведь находят выход! Самые смелые и догадливые готки отправляются в… секс-шоп. Десятка за закрытые глаза охранника, и перед ними — вполне доступный по ценам ассортимент: латексные и кружевные перчатки, корсеты, чулки. Многое из этого достается и их вторым половинам.
       Готы сознательно придумали свой стиль и нечаянно — целую моду. Сегодня их эпатажный внешний вид превратился в особый гламур для прочих членов общества. Одеваться «под гота» стало модно. Черным лаком красят ногти даже формальные бизнес-леди, а платья с закосом под средневековье встречаются на светских раутах. И все-таки это так — баловство, веяние моды. У готов же все серьезно.
       …Отношение представителей «нормального» общества к готам разное, но чаще — негативное. Одни боятся, другие искреннее жалеют «заблудшие души». Родители и вовсе бьют тревогу: смерть — не лучший синоним к слову «ребенок». И все же готика — не приговор. Это скорее игра, в которую только что ставшие «взрослыми» превращают свои страхи. Проблемы в ней — шахматы. Они движутся по черно-белому полю, такому же, как грим игроков, и часто к концу партии исчезают. А у юношей и девушек есть все шансы смыть темную краску с лица и стать собой, храня память об эксцентричной молодости. Главное — не заиграться до смерти.
       
       Наталья МАЛАХОВА
       
       
Под текст
       
       Кандидат медицинских наук, психиатр Александр ЛИТВИНОВ:
       — Мотивы, побуждающие человека примкнуть к тому или иному сообществу, могут быть сознательно объяснимые и бессознательные. Есть два уровня бессознательной сферы нашей психики. Первый, более поверхностный, — личное бессознательное, обращаясь к которому человек из всего многообразия молодежных группировок выбирает одну. В большинстве случаев это может быть связано с ранними впечатлениями: поразившая в детстве картина, произведение архитектуры, что-то, к чему тянет, что ассоциируется у человека с местом, где ему хорошо и интересно, где он чувствует себя наиболее защищенным. На личном бессознательном уровне среди молодежных течений он будет выбирать те, где есть эти элементы.
       С точки зрения личного бессознательного тема смерти и страхов, связанных с ней и естественных для любого человека, принимает в готическом мировоззрении гротескную форму. Срабатывает психологический механизм обращения в противоположность: ты делаешь игрой то, чего боишься. Страх смерти как небытия и нарушения телесной целостности, прибегание к способам психологической защиты — это «обращение в противоположность» и «идентификация с агрессором». Эти страхи свойственны всем нам, и, защищаясь от них, пытаясь их «расколдовать», мы прибегаем, например, к «черному» юмору.
       Более глубокий и обширный пласт, впервые описанный Карлом Густавом Юнгом, — это бессознательное коллективное. У каждого человека, независимо от унаследованных семейных и национальных традиций, есть сфера бессознательного, в которой в закодированной форме хранится информация обо всем, что было создано человечеством. В критические моменты мы, не находя разумного, рационального способа решения проблем, бессознательно устремляемся к этому пласту, чтобы, почерпнув его психологическую составляющую, получить ресурсы саморегуляции. Используя их, человек может стать, в частности, приверженцем той или иной субкультуры.
       Готическое мировоззрение — психологическая самозащита и стремление мыслящих одинаково людей сплотиться и почувствовать себя лучше. Это может быть хорошей психотерапией, пусть даже стихийной. Объединяясь, эти ребята проходят через кризис идентичности, обретают самостоятельность, которая понадобится им в их будущей, уже взрослой жизни.
       Депрессия для гота — далеко не всегда медицинское понятие, а прежде всего имя нарицательное, часть имиджа. Конечно, есть люди, которые приходят в субкультуру, чтобы найти в ней экран для проецирования своих депрессивных настроений. Чтобы помочь им избавиться от проблем, можно использовать «лечебный разговор», свободный от морализаторства и осуждения.
       Тактика «держать и не пускать» по отношению к человеку, стремящемуся в готику, не принесет успеха. Если поведение его вызывает беспокойство, необходимо, несмотря на возможно безуспешные попытки прежде, снова постараться войти с ним в диалог и дать ему возможность раскрыться. Не отвергать, но и не поддакивать. Не разубеждать, а найти то, что еще ему может быть интересно. Принимать, пытаясь понять. Слушать и слышать, не спеша подгонять высказываемое под свои «правильные» взгляды «желающего только добра» своему ребенку родителя. С другой стороны — не винить во всем и безоговорочно только себя. Искать. Верить. А прежде всего любить.
       Но если вовлеченность подростка в атрибутику и философию любого движения становится слишком всеохватывающей и подминающей под себя все другие ценности — есть смысл посоветоваться с психиатром. Особенно если в «концепте» движения (в редакции чада) преобладают темы суицида, смерти и пр.
с. 1

скачать файл

Смотрите также: